Африканские хроники

    Вообще-то мы знали куда едем… Интернет и всё такое. Как-никак двадцать первый век на улице. Да и предыдущие восходители на Кили много чего рассказывали. Но насчёт века, да и в целом со временем в Африке всё совсем по-другому. Мало того, принадлежность этого континента к планете Земля вызвала у нас большие сомнения с самых первых секунд. Красная земля, чёрные люди, животные из телевизора, вот просто так заглядывающие в окна. Жирафы в Найроби охраняют аэропорт, не иначе.

    Справившись с лёгким первоначальным ступором, мы погрузились в бус и тронулись на юг в Танзанию.
    Ехать, по европейским меркам, было недалеко — километров двести пятьдесят. И тут мы обнаружили хоть какое-то сходство с Родиной. Дороги здесь тоже ремонтируют и тоже делают это пыльно и с энтузиазмом. Да и граница Кении и Танзании чем-то напомнила нашу Успенку. Правда, у нас масаев с сувенирами на кордоне нет.

    Путь в Моши — базовую точку начала восхождения на Килиманджаро занял шесть часов и мы понемногу привыкли к роли залётных инопланетян. Очень было интересно, сколько тут стоит А95, но на заправках был просто бензин, ДТ и керосин для ламп и всё. Счастливые.

    Переночевали в гостинице, где на рецепции на всех нас не хватило адаптеров для розеток. А фотоаппараты и камеры уже изрядно подсели — и это за один первый день! Ужин под незнакомыми звёздами в компании геконов и прочей экзотики. Делиться, зашкаливавшими впечатлениями не было сил. Завтра начинаем идти на Гору. Завтра начинается наше восхождение на Килиманджаро.

    Гид нам достался надёжный. Звали его Балтазар. Он был молод, весел и совершал восхождение на Килиманджаро, по его словам, раз двести. Сразу стало понятно, что мы тут не пропадём — с Балтой было два десятка носильщиков, два повара и два ассистента. Всю команду зарегистрировали и после недолгой перепалки с рейнджерами, которые, впрочем, так и не разрешили Дубровскому взять в национальный парк роликовые коньки, мы, помолясь и сделав групповой снимок, выступили.

   На пути к вершине Килиманджаро нам предстояло три ночёвки. Каждая следующая выше на тысячу метров. Не волновалась, кажется, только одиннадцатилетняя Алина. Да и все остальные после первого часа подъёма забыли о стартовом волнении. Дорога проходила по сказочному инопланетному лесу со всеми его классическими атрибутами: ручьи, баобабы, папоротники, неизвестные науке птички и известные науке обезьяны. Когда мы остановились перекусить, горбоносые вороны как собачата просили поделиться едой.

    До Мандара Хат (2720 м) добрались быстро. Мы вообще быстро и легко шли. За каждым поворотом тропы было что-то новое. И все спешили поскорее это новое увидеть.

    Приют Хоромбо (3720 м). Леса уже не было. Но была горная речушка, растения, идентифицировать которые не смогли даже Лена с Натальей. А они в этом понимают. И ещё были скалы и Закат. Облака остались внизу и вся Африка на запад от нас показала, что у красного с розовым и оранжевого с жёлтым оттенков гораздо больше, чем мы представляли.

   На следующий день мы шли по поверхности Марса. Окончательно поверить в это мешало отсутствие, за ненадобностью, скафандра. А впереди стояла, не приближаясь, Кили и ждала нас.

    4789 метров над уровнем моря. В хижине приюта Кибо Хат народ тревожно прислушивался к себе. Но горняшка всё не приходила. И лишь Дубровский, который и без роликов бежал впереди команды всей, отказавшись от наркомовских ста граммов вискаря, залез в спальник и выключился.

   «Килиманджаро — покрытый вечными снегами горный массив высотой 19710 футов, как говорят, высшая точка Африки…. Почти у самой вершины западного пика лежит иссохший мёрзлый труп леопарда. Что понадобилось леопарду на такой высоте, никто объяснить не может»*.

    Старик Хэм был прав. Когда в 11.30 ночи мы вылезли из нагретых спальных мешков, наверняка, у каждого (у меня так, точно) спросонья возник вопрос: «Зачем»! Чай и сало восстановили статус-кво.

    Дальше была чистая медитация, и словами это не опишешь. Подумалось, что надо бы написать симфонию или, по крайней мере, песню.

    Рассвет встретили на Гилманс Пойнт (5681м). Солнышко встало из-за острых зубов Мавензи и мы поняли — дойдём! И дошли. Жаль только, что с Ухуру (высшая точка Килиманджаро — 5895 м) не было видно всей Африки. Но мы то знали, что она там, укрытая белыми как снег облаками.

   Спустились в Моши за полтора дня. Хотелось побыстрее вернуться в лето. В лето мы полетели на маленьком самолётике местных авиалиний.

    На Занзибаре шёл дождь. В аэропорту произошла торжественная церемония воссоединения с командой Ковалёва. Они успешно совершили восхождение на пик Кения и уже целый час пили пиво, ожидая нашего прилёта. Торжества продолжились в ресторанчике, из которого был виден Индийский океан. К вечеру, после прилива, он стал не только виден, его можно было потрогать, практически, не выходя из-за стола.  

   Тропическое небо, вняв нашим тостам, к утру очистилось. Солнце светило так, что впору было надевать очки для сварки. Температура воды на поверхности океана и на глубине 25 метров была одинаковой: +28º. Весёлые гиды дайв-центра пели и пританцовывали, по-моему, даже под водой.

    Вечерами народ отрывался по морепродуктам. А ешё мы узнали как выглядят специи когда они ещё растут. И пили кокосовое молоко из орехов, которые нам сбросил горластый абориген, забравшись на самую верхушку пальмы. Пора было возвращаться на материк.

    ...Мы стояли на краю кратера Нгоронгоро. Когда-то на месте этой огромной (более 13 км в диаметре) впадины с абсолютно плоским дном была гора повыше Килиманджаро. Вулканическая деятельность заставила её провалиться и теперь там был знаменитый национальный парк. Джип долго спускался по пыльному серпантину и постепенно мы стали различать, что кратер густонаселён. Это был настоящий затерянный мир. Наверно, так выглядела Африка, когда ещё не появился человек. Автономная экосистема. Стада антилоп и зебр. Озёра с гиппопотамами и фламинго. Сытый лев лежал возле недоеденной гну под охраной верных львиц. Гепард, спешащий по своим кошачьим делам, перешёл нам дорогу. Водитель даже не моргнул. Видимо кошка здесь к удаче. Вдали пощипывали травку носороги. Слоны целыми семействами не обращали на нас никакого внимания. А-а-а, в Африке реки вот такой ширины, а-а-а….. Так оно и было. Красная Шапочка не приврала ни слова.

   Животные здесь никого не боятся. И неудивительно. Даже масаям, которые живут и пасут своих зебу на территории национальных парков, законодательство запрещает охотиться. Не видно было, что это их сильно расстраивает.

    Мы посетили одну из масайских деревень. Поучаствовали в традиционных плясках, решились зайти в их дома и еле-еле удрали. Иначе пришлось бы купить все предлагаемые сувениры. Масаи оказались очень талантливыми и настойчивыми торговцами.

   И всё же такое обилие живности не могло не вызвать в сердцах европейцев и чисто гастрономического интереса. В Найроби есть замечательное место: ресторан Карнивор. Там готовят мясо экзотических животных, как утверждают, специально выращенных для этого. Торжественный обед там, обычно, завершает любое путешествие в эти края. Необъятных размеров мангал, в котором на копьях жарится разнообразная дичь. Вегетарианцев среди нас не оказалось… Так увлеклись, что едва не опоздали на самолёт.

   А уже в воздухе: «Комти повернул голову, улыбнулся, протянул руку, и там, впереди, он увидел заслоняющую всё перед глазами, заслоняющую весь мир, громадную, уходящую ввысь, немыслимо белую под солнцем, квадратную вершину Килиманджаро. И тогда он понял, что это и есть то место, куда он держит путь»*. Вообще-то мы знали куда едем...

 

Вячеслав Выблов

*Э.Хемингуэй «Снега Килиманджаро»

НазадВсе Вперед
Подписка на рассылку